+7 (985) 225-73-39
Интервью Фатимы Хадуевой для «Линии судьбы»: «на Острове было труднее, чем на войне»
linitya-1

Она – одна из самых ярких и известных экстрасенсов, которая, кроме того, все более активно и успешно занимается и общественной деятельностью, журналистикой. Через эту молодую и красивую женщину словно проходит ось энергии созидания и добра. Разговор с ней может продолжаться бесконечно, но и с первой минуты она способна удивить и заставить по-новому взглянуть на все, что прежде казалось простым и ясным

liniya_sudbi_dop

Фатима, что для вас волшебство? Как вы, экстрасенс, представляете себе чудо?

– Волшебство и чудо – не совсем одно и то же. Первое для меня – прежде всего определенный уровень знаний, владение мастерством, особыми техниками, используемыми в какой-то деятельности, проявление дара или таланта. А чудо – результат такой деятельности. За каждым чудом стоит чья-то работа, люди, силы или энергии. Вот, например, иллюзионисты. Когда мы смотрим на то, что они делают, кажется, что происходит чудо. На самом деле мы просто не владеем секретами этого искусства, а они владеют. Но я понимаю: вы говорите о чудесах, которые большинство людей не в состоянии объяснить. За ними тоже стоят определенные силы и энергии, не важно, знаем мы о них или нет. Все это – реальность. Без энергии не может быть жизни. В слиянии с ней мы все существуем, думаем и чувствуем. Даже известные церковные чудеса происходят благодаря нашему взаимодействию с энергиями: люди молятся, просят, их внимание сосредоточено на вере, они ждут чуда и тем самым создают

его и принимают.

– Но в вашей жизни была встреча с тем, что вы сами считаете настоящим чудом?

– Оно всегда со мной. Повсюду. Каждый день на моих глазах происходят невероятные вещи – исполняются мечты, планы реализуются, молитвы бывают услышаны. Но за этим стоит огромная работа. Работа души, работа энергии. Когда приходят к тебе люди по всем медицинским показателям бесплодные, а потом у них рождаются дети – разве это не чудо? Или ты едешь по дороге и видишь, что небо наглухо закрывают тучи, а ты любишь солнце, и оно вдруг выглядывает, а тучи рассеиваются… Несколько радуг появляется на небе – это невероятно. Чудеса постоянно происходят в жизни каждого человека, но не у каждого хватает внимания или времени остановиться и увидеть их. Любви не хватает, чтобы увидеть это и поблагодарить Вселенную за то, что мы имеем.

– Ну, во время съемок «Острова» у участников проекта было время «остановиться и увидеть». Там происходило что-то необычное, мистическое?

– Мистика всегда присутствует вокруг нас. А Остров – достаточно сложный участок земли, где все происходит сразу – здесь и сейчас. Люди там – носители определенной традиции, связанной и с древностью, и с современностью. В том регионе много островов – около 350, каждый и особенный, и часть целого. В свое время они были вовлечены в боевые действия между Японией и США, и брошенное там колоссальное количество военной техники резонирует от каждого квадратного метра суши. Внешне – красота, буйство растений, обилие птиц, рыб, погодные условия райские, но земля эта стонет, потому что кровавые события не проходят бесследно. Острова видели много насилия, смертей, там много неупокоенных душ. Это ощущалось. Не все люди способны такое осознанно воспринимать. Многим казалось, что происходящие конфликты – только борьба за гонорары, которые получали некоторые участники, или они задуманы специально, чтобы «оживить» шоу. Но энергия острова так била и бушевала, что у каждого изнутри пробуждалась и выходила какая-то агрессия, то есть происходила некая провокация.

– И как вы с этим боролись?

– Я бы хотела обратить внимание на другое: многие участники изначально говорили, что не верят в эзотерику, не знают, что такое «энергия», и даже не считают экстрасенсов людьми… Они в чем-то правы… Мы немного больше чем обычные люди. Ведь человек – существо, наделенное даром мышления, даром чувствовать и сопереживать. Даром! А экстрасенс чувствует и осознает гораздо более широкий спектр реальности. Поэтому его опыт и механизмы, которые он использует в жизни, неизмеримо сложнее. Но вот что интересно: все наши ни во что не верующие «островитяне» пытались там как-то найти и проявить духовную связь с землей, миром. Олег Тактаров ходил подкармливать океан, чтобы тот давал ему много еды, – это уважение к среде своего обитания, древнейший обряд. Алена Свиридова закапывала в землю продукты, чтобы земля плодоносила и давала ей пищу. Кто-то ночью молился Луне, кто-то просто молился. То есть люди искали опору в первоистоках. Инстинкт, заложенный в каждом человеке на генном уровне, был разбужен особой энергетикой острова. А я лишь старалась немного утихомирить ее агрессивную составляющую. Максимально препятствовала, противостояла силам, разрушающим наши души, а это реально могло происходить. И еще я всегда просила погоду: чтобы было солнце, чтобы мы там не мерзли и т.д.

– Вы упомянули агрессию в поведении некоторых участников – не приходилось магическим способом усмирять страсти?

– Я не использую свои способности для манипулирования людьми. Есть кодекс чести, которого придерживаются все добросовестные экстрасенсы. Управлять людьми, сознанием возможно, но я этим не занималась и не занимаюсь. Я использую свой дар только для оказания помощи либо для создания благоприятного пространства и условий для всех, не только для тех, кто ко мне обращается. И если кто-то заболевал, случалось что-то неприятное, первой на месте оказывалась я. В таких ситуациях никто из них не только от моих рук не отказался, но искали меня глазами. И не вспоминали, верят они в экстрасенсорику или нет, просто принимали помощь. Даже Катя Гордон, которую в один момент сильно прихватило – так, что она и дышать не могла… А многие открыто называли меня мамой.

– Значит, жизнь на острове все-таки меняла людей?

– Остров проявлял, «оголял» то, что всегда было внутри участников. Помогал заглянуть в глубь души, обнаружить свои проблемы, слабые и сильные стороны. Часть людей пыталась это игнорировать, продолжать жить, как в мегаполисе. Но на земле такое невозможно. Они действительно сильно менялись, бросались из одной крайности в другую, пробовали разные формы поведения. Одновременно в них пробуждались и лучшие качества: хозяйственность, сочувствие – у Инны Жарковой, сильное чувство справедливости – у Нади Ручки. А как Света Курицына, несмотря на молодость, мужественно преодолевала все трудности! Тот же Костя Дзю осознал, что сила не главное, гораздо важнее умение общаться.
Вообще я благодарна проекту за этот опыт. Людям необходимо отличать, что на самом деле важно. Вот если вдруг исчезнут все iPhone, iPad, телефоны, машины – что останется? Мы останемся друг у друга. И необходимо сохранять живую связь между людьми, уметь общаться, сосуществовать. Сейчас мы привыкли воспринимать человека как фото в Контакте, общаться с помощью коротких фраз в чате. В условиях отсутствия всех современных технологий возникает ступор: о чем говорить, как отвечать, что делать? Каждый старался выжить как мог. Очень мудро вел себя Митя Фомин – он умел слушать, резюмировать, находить компромиссы. Однако нейтральность иногда сходила за трусость…

– Почему вы решили написать книгу о проекте «Остров: приказано выжить!»? В чем ее цель?

– Дело в том, что на острове каждый участник проживал неординарные состояния и вынес из событий какие-то важные ценности, возможно, открытия. Осветить все это в проекте не удалось. Многие просто не смогли донести до зрителей свои мысли, не получили слова. Я порой удивлялась, почему некоторых показывают в большом объеме, хотя их роль в проекте никчемна, а других игнорируют, несмотря на то что они по-настоящему интересны. Например, ни в одной серии не показали, как мы обсуждали с Прохором Шаляпиным проблему развития толерантности в России. Действительно, кому это интересно – разговор о том, что этнические группы важны для России, являются ее важной частью, сутью. Не показали, как Надя Ручка говорила о происходящем в мире музыки – за рамками эфира. Или, например, показали, как Жиган ударил Катю, как дебоширил, но не упомянули, что на острове он написал песню о России, стихи. Поэтому я даю возможность участникам проекта сказать о своем опыте то, что они хотели бы сказать, даю возможность поделиться своими наблюдениями, открытиями, тем, что изменилось в них после жизни в тех условиях. Без купюр. А главная цель – дать читателю представления о науке выживания в критических ситуациях, о психологии отношений между людьми в замкнутом пространстве, способности находить материальные и духовные средства к существованию. Еще там будет специальное приложение о том, как нужно учить этому детей.

– Это действительно интересно…

– На сегодняшний день книгу заказали уже 110 библиотек мира. Одновременно с выходом книги я хочу провести и благотворительную акцию с участием «островитян», чтобы направить собранные средства на воспитание у детей навыков выживания. Конкретно это может быть программа подготовки преподавателей или организация походов в школах, возрождение «Зарницы», может быть…

– Но чего вы сами ждали от Острова? Что изменилось в вас по итогам проекта?

– Ну, прежде всего, я была в числе организаторов этого проекта и очень хотела, чтобы он состоялся. Первоначально он был задуман как психологический эксперимент на выживание замкнутой группы лиц на острове. Потом НТВ придал ему более конфликтный формат, и, понимая, чем это чревато для участников, я решила, что могу там понадобиться. Хотя я сильно рисковала. Ведь там собрались представители шоу-бизнеса, а я не из их среды. И сознавала, насколько быстро они могут объединиться против меня. Но… что изменилось для меня? Я снова убедилась в том, что совершенно не приемлю ложь и лицемерие. Поняла, насколько мой мир любви не вписывается в систему ценностей современного «успешного» человека. Тем не менее я всегда буду нести людям любовь – главную энергию мира. И еще: я снова увидела, что любому человеку – самому успешному, амбициозному и сильному – все-таки не хватает любви. Вот это я с Острова вынесла. Нелегкий опыт.

– Это говорит человек, у которого за плечами опыт военной журналистики?

– Я могу сказать следующее: если бы я сейчас прошла не через Остров, а через войну, мне было бы в определенном смысле легче и проще. На войне отношения честнее. Там ты знаешь, кто твой враг, кто – друг, там есть идея, мозги и сердце там работают по-другому. Кто пережил такую боль, умеет радоваться жизни, отличать важное от второстепенного. То, что я знаю о войне, то, что чувствуешь на поле боя, где погибают молодые ребята, где от взрывов тела разлетаются на куски, – нельзя описать словами…

– На войне вы могли уводить людей от опасности?

– Да, конечно, но это все незримо. И участники тех событий не знают, что порой происходило на самом деле. Ну представьте себе: с группой, в которой находились депутат, видные руководители, глава силового ведомства, я ездила освобождать заложников – единственная женщина в группе. Чувствую опасность – начинаю «разгребать» ситуацию, но об этом никто даже не подозревает. Если бы боевики узнали, кто находится в составе делегации, мы бы погибли. Приходилось блокировать и этот момент. Мы вели переговоры более трех часов, и мне удалось выиграть буквально секунды – нас согласились отпустить. Решение было принято, и все остались в живых. Потом никто даже не понял, что произошло. Решили – повезло.

– Есть и такое, о чем вы никогда никому не говорили?

– А как вы думаете? Когда боевики напали на мою родину, я была первой и единственной журналисткой, которая освещала события. Все, что в памяти об этом периоде, – больно, страшно. Я разговаривала с Басаевым и одновременно выстраивала пространство, чтобы уйти от опасности. Видела молодых ребят и понимала, что 60 процентов из них погибнут. Делишь с ними банку сгущенки на три литра воды, успокаиваешь, говоришь с каждым, кого-то быстро стараешься подготовить к переходу, к смерти. Это страшно. Там ты мобилизуешься, используешь все свои знания, выживаешь… Когда несешь чужих детей по минному полю – бежишь, считывая пространство, «отпуская» тело… и выносишь. Вот это – чудо. Чтобы делать то, что я делала, я должна была оставаться «невидимой», забываемой, иначе мое вмешательство могло нарушить процессы, которых нельзя касаться. Могу одно сказать: журналистов, которых первыми захватили в Чечне, ездила освобождать я. Это первый случай, когда мы действовали силами четвертой власти.

– Сейчас вы активно занимаетесь благотворительностью. Говорят, у вас особое отношение к этой теме?

– «Благотворить» – мое слово, я его даже пишу с двумя большими буквами – «БлагоТворить». Для меня это не действие, которым люди замаливают грехи, а состояние, от которого получаешь удовольствие, удовлетворение. Радость, любовь, которые я вижу в глазах пожилых людей из домов престарелых, в глазах детей, к которым приезжаю, дают мне силы, делают счастливой. Это большая тема. Рассматривать благотворительность однобоко нельзя. Можно «причинить» добро, и это страшно. Легко растлить человека, если неправильно помогаешь, даже погубить его. Это не самоцель, а дело, которому равно необходимы и разум, и душа. Нужно чувствовать: кому дать, сколько дать, что и когда. И не всегда уместны деньги. Я вот ездила в Петрозаводск и привезла ребятам караоке, потому что дети хотели петь. Если бы я дала деньги, вряд ли руководство потратило их на такую «блажь». А дети были счастливы именно от караоке – «лишнего» с точки зрения многих практичных людей. Но главное, в чем они нуждались, – это посидеть со мной и посекретничать. Кого-то я ругала, кому-то говорила ласковые слова, других группами собирала и обсуждала с ними их будущее. Вот что им нужно. А привези я много разных вещей, они бы и рассориться могли из-за них.

– А что значит «неправильно помогать»?

– Во-первых, я считаю: если хотите сделать доброе дело, начинайте не с тех, кто далеко и кого не знаешь, а посмотрите вокруг – может быть, вашим собственным детям не хватает денег на то, о чем они мечтают, или у вашей мамы нет теплых сапог. Сначала решайте вопросы с близкими и только излишки, в том числе если в вас много любви, отдайте. Ко мне однажды пришла женщина и говорит: детей не на что кормить, а муж отдает большую часть зарплаты на строительство церкви. Вот это – отмазка, галочку человек хочет поставить, подкупить небеса за счет боли и лишений своей же семьи. Это не благо, а зло. Не получит он того, к чему стремится. Поэтому пусть люди знают, что благотворительность благотворительности, как говорится, рознь. И если ты помог, но не полюбил себя за это, или оторвал от себя, лишил себя чего-то – это обман. Потому что сам ты будешь после этого искать деньги на себя.

– Но тем, кому отдаешь, как это может причинить зло?

– Порой люди действуют, как родители, которые помогают детям делать уроки. Кроме вреда, это ничего их чадам не дает. Дети должны самостоятельно преодолевать трудности, учиться, по-настоящему понимать задания – только так усваиваются знания. А когда мы помогаем, ребенок в это время отдыхает, он перестает работать.

– Что для вас семья? Насколько родные разделяют ваши идеи, поддерживают в работе?

– Семья – это все, альфа и омега человека. Старшие – наша основа, корни, дети – продолжение. Институт семьи у нас в стране разрушен, но я всеми силами пытаюсь доносить до людей то, что он очень важен, важнее всех тех благ, за которыми мы гоняемся. Россия должна стать первой страной, где роль женщины, матери будет важной в жизни страны, а это – усиление позиций мира и любви. Вообще этот год потребует большого внимания к вопросам семьи. Если вы в браке, то создавайте внутренние традиции, ценности и правила, укрепляющие семью, которые ваши дети перенесут и в свою жизнь. Берегите свои отношения. Но если не получается, лучше откажитесь от совместной жизни, чтобы потом найти свою половинку и создать семью в любви, доверии и понимании. Для меня семья, как для типичного Козерога, это прежде всего уважение к старшим, к родителям, они – священны. Такое отношение и мои дети восприняли уже с пеленок. Без поддержки и понимания семьи мне было бы очень трудно. Но они не только поддерживают меня, но очень чутко воспринимают то, что я делаю.

– Но вы часто ездите в командировки. Как вы переживаете разлуку с родными?

– Очень хорошо. Мы должны отдыхать друг от друга, поскучать – больше любить будем и ценить друг друга. В этом и заключается воспитание. Дети должны чувствовать ответственность. Не нужно все брать на себя, лучше – вместе, перераспределять ответственность. Кто-то посуду моет, кто-то готовит, кто-то убирает. Мои дети иногда даже ждут моих поездок, чтобы по возвращении показать, как справились без меня. Они тоже должны иметь свои достижения, то, чем можно похвастаться. Моя младшая дочь с восьми лет готовит, сейчас, в двенадцать, может сделать пасту болоньезе. Нельзя бояться давать детям ответственные задания. Я им доверяю.

– А какие впечатления вы привезли из последней поездки в Монголию?

– О, Монголия – моя духовная родина. Меня всегда тянуло туда, но я не ожидала тех ощущений, которые нахлынули, как только я сошла по трапу самолета. Сразу поняла, что в прошлой жизни была представителем этого народа: все мне там знакомо, и те знания, что пробудились в памяти, никак иначе не объяснить. Меня, например, привезли с экскурсией на могилу Чингисхана. Но как только экскурсовод начал рассказ, я попросила его остановиться и продолжила историю. Пожилой знаток только кивал головой. Потом у многих был шок, когда мне показали святое место, где Чингисхан получил от высших сил знания и благословение на свою деятельность. Но я сказала, что это всего лишь объект для туристов, а сакральное место находится километрах в пяти в сторону горы. Услышав такое, экскурсовод чуть в обморок не упал. Я была права, они действительно возят туристов немного не туда, чтобы не нарушать святость исторического места. Об этом знают очень немногие. Вообще меня принимали очень тепло, с большим уважением. Я очень люблю Монголию и переживаю за нее. Знаю, сейчас там необходимо проводить реформы, государственные перестановки, поднимать экономику. Но у этой страны большое будущее.

– Вы знаете секрет счастья? Можете поделиться им с нашими читателями?

– Главный секрет – необходимо понять и принять то, что каждый из нас прежде всего человек. По-настоящему понять. Все силы и ответы есть внутри вас. Если что-то не получается, ищите совет и решение внутри себя и только потом у других людей. Любите всем сердцем. В жизни сложнее полюбить кого-то, поэтому сначала полюбите себя. Старайтесь сами исполнять свои мечты и желания. О некоторых особенных практиках, помогающих найти путь от себя к себе, я буду рассказывать на своей выставке-фестивале «Философи: философия жизни – путь осознанного развития», которая пройдет в Москве в марте. Мы стали слишком ленивы, чтобы слушать себя, но если научимся – будет счастье. Ведь мы обретаем счастье только тогда, когда становимся собой.

ДОСЬЕ

Фатима Хадуева

Родилась 16 января 1972 года в г. Махачкале, Дагестан. Общественный деятель, журналист, мастер духовных практик, яснознающая. Изучала медицину, имеет красный диплом. Главным достижением считает познание себя.

В 2012-2013гг. стала финалисткой 13-го сезона «Битвы экстрасенсов»(ТНТ).

В 2014г. участвовала в реалити-шоу «Остров»(НТВ)

В 2014г. стала главным экспертом в реалити-шоу «Бессонница» (DIXIFLEX)

Главным достижением считает познание себя.

 

По материалам: журнала «Линия судьбы». Беседовала Надежда Васильева.